ElenaJakovlevna M-k (elenajakovlevna) wrote,
ElenaJakovlevna M-k
elenajakovlevna

Categories:

Лазурный Берег 7. Кань-сюр-Мер. 26 апреля 2013 г.

Расположенный на холме небольшой городок Кань-сюр-Мер (Cagnes-sur-Mer) называют «провансальским Мормартром», поскольку вплоть до 60-х годов прошлого века сюда приезжали прославленные живописцы, чтобы запечатлеть на полотне красоты этого удивительного места.



Готовясь к поездке на Лазурный Берег, я прочитала довольно много литературы о его городках и художниках, обитавших там. В Кань-сюр-Мер жил известный художник БОРИС ГРИГОРЬЕВ. Меня очень заинтересовала переписка художника с баронессой М.Д.Врангель по которой можно судить о широте взглядов Григорьева (его размышления о искусстве, о собственном творчестве, об отношении к России и Богу, о непостижимой сложности личности и её таинственной мистической взаимосвязи с миром, о поисках "подлинного" человека и ...). Заинтересовавшись художником, которого до этого я знала по его немногим картинам на выставках, я решила разыскать его виллу БОРИСЭЛЛА, на которой он провёл последние годы жизни.

В Кань-сюр-Мер мы провели целый день.
Верхний Кань представляет собой древнюю часть города, окружающую расположенный на высоком холме замок Гримальди (Le Château Grimaldi), построенный в XII веке. В этом квартале проживает всего 800 человек, и благодаря тому, что в 1948 году он получил статус исторического памятника, Верхний Кань сохранил умиротворенную атмосферу начала ХХ века.



Из истории - крепость Кань-сюр-Мер приказал построить Ренье Гримальди в 1309 году. В верхней части сохранились средневековые улицы с аркадами, лестницами и крытыми переходами:



Кроме О. Ренуара, прожившего здесь свои последние годы и скончавшегося, в Кань-сюр-Мер жили многие известные художники, актёры и писатели: Рауль Дюфи, Амедео Модильяни, Виктор Вазарели, Жорж Сименон, Моисей Кислинг, Сюзи Солидор, Феликс Зим, Цугухару Фудзита, Вилли Гуггенхайм, Ив Кляйн, Брижит Бардо, Хаим Сутин, Мария Васильева и многие другие. На вилле «Борисэлла» жил и умер русский художник Б. Д. Григорьев.



В просвете перед нами замок Гримальди:


Из истории - IV век до нашей эры. На территории, которую сейчас занимает Кань-сюр-Мер (Cagnes-sur-Mer), жили лигурийцы и кельто-лигурийцы. Главное их занятие — пастушество, охота и земледелие. Они основали деревню на вершине холма и окружили ее укреплениями, которые дали толчок развитию города. В переводе с кельтского слово «Caina», которое легло в основу современного названия города Кань-сюр-Мер, означает «жилье на холме».
В XIII–XIV в. н. э. Кань входит в состав Прованса. В 1215 году на территории нынешнего Монако возникла Генуэзская республика, которая в 1297 году перешла в руки княжеского семейства Гримальди. В начале XIV века Кань-сюр-Мер становится владением Рэне II Гримальди, который строит в 1309 году замок в верхней части города О-де-Кань, или Верхний Кань (Haut de Cagnes).
С 1550 года жители начинают расширять город — их жилища и хозяйственные пристройки «спускаются» к побережью, и формируется двухъярусная структура Кань-сюр-Мер (верхний и нижний Кань), которая сохранилась до нынешних времен.





В величественном Замке-музее каждое лето проводится Международный фестиваль живописи, а на первом этаже в его сводчатых залах разместился этнографический музей. Удивительно выглядит красивый внутренний дворик, созданный в стиле раннего Ренессанса, с множеством галерей и аркад, с залом Карлон, который был подарен музею Сюзи Солидор:






Слева - " i " - информация. Оматриваем городок, пока закрыт музей:


Пока музей закрыт, мы бродим по узеньким улочкам Верхнего Каня. Народу - ни души. Мы попали в средневековье. Замшелые дома...





Район « Верхний Кань» считается самым старым и очень интересным, ведь здесь можно увидеть крутые проходы, узкие улочки, древние здания и дома эпохи Возрождения:











Малюсенькая церковь или часовня?


Какой-то закоулочек:


В замке Гримальди - музей современного искусства, галерея портретов Сюзи Солидор, музей оливкового дерева, Музей Ренуара. Всё это составляет Верхний-Кань.



Наконец, музей открылся. Внутренний дворик замка Гримальди:





Мы в залах Ренуара:


























Один из залов второго этажа замка полностью посвящен певице и актрисе Сюзи Солидор - символу свободной женщины 30-х годов. В этом замечательном месте она решила сделать выставку своих портретов, которые в дальнейшем завещала городу. Сюзи Солидор была моделью у таких именитых художников как Кокто, Мари Лорансен, Дюри и многих других.





Сюзи Солидор, спортсменка, певица, красавица, муза художников и художниц, романистка, актриса,... Яркая и противоречивая личность, выразительница духа, наверное, «сумасшедших» 1920х и предгрозовых 1930х годов...



Сюзи Солидор родилась 18 декабря 1900 г. в Сен-Серван-сюр-Мер в квартале де-ла-Пи (сорочьем квартале ?). Звалась она тогда Сюзан Луиз Мари Марион. Она была дочерью Луиз Мари Аделин Марион, 28-летней матери-одиночки. Умерла Сюзи Солидор 30 марта 1983 г. и похоронена в Кань-Сюр-Мер, где она жила.



В 1916 г. она учится водить машину и в 17 лет станет одной из первых бретонок, получивших водительские права. Незадолго до Перемирия 1918 г. её, зачисленную в шофёры генерального штаба, видят водящей санитарные машины на фронте на Уазе, потом на фронте на Эне. После войны она перебирается в Париж, становится манекенщицей, в частности у Жанны Ланвен.

Работа Кокто:


Именно она в начале 1920х годов ввела в моду купальник, полностью открывающий руки и ноги. Она поёт в разных кабаре и быстро завоёвывает большую известность – как настоящий символ морской песни, как вдохновительница художников и любимица фотографов и журналов мод. Именно в этот период своей жизни, году в 1920, она встретила Ивонн де Бремон д'Ар (Yvonne Anne-Marie de Brémond d'Ars), которая надолго стала её спутницей жизни.





За время своей карьеры она содержала несколько кабаре, в том числе «Парижская жизнь» («La Vie Parisienne») на улице Святой Анны в Париже, которое было в моде с 1933-1935 года по 1946. Во время немецкой оккупации Франции её заведение посещали многочисленные немецкие офицеры. Сюзи Солидор к тому же решила добавить в свой репертуар французскую версию немецкой песни «Лили-Марлен», очень любимой солдатами Вермахта, некоторые подразделения которого даже делали эту песню своим маршем... Так что после Освобождения Франции Сюзи Солидор предстала перед комиссией по чистке артистической среды, которая вынесла в отношении неё осуждающее решение.



Она открыла в 1949 г. новое кабаре «у Сюзи Солидор» в Париже на улице Бальзака, которое она оставила в начале 60х годов и уехала в Кань-сюр-Мер. Тогда она открыла там кабаре, существовавшее до 1967 г., украшенное 225-ю её портретами, где она пела до 1967 г., а затем открыла антикварный магазин в верхней части города, на площади замка О-де-Кань (Haut-de-Cagnes).



Она, знаменитая модель со скульптурно-красивым телом, запечатлена на портретах более 200 художников, в частности Dufy, Vlaminck, Picabia, Tamara de Lempicka, Man Ray, Jean-Gabriel Domergue, Jean Dominique Van Caulaert, Fabianno, Van Dongen, Foujita, Marie Laurencin, Bacon, Cocteau. (Именно с неё Тамара Лемпицка, известная художница, написала свою знаменитую «Амазонку»). В 1973 году она подарила городу Кань-сюр-Мер сорок своих портретов, которые являются сегодня одними из самых значительных произведений в собрании городского музея (музей-замок Гримальди).











Банкетный зал в замке Гримальди. В витринах - фотографии Ренуара:





Фотографии из музея Ренуара. Болезнь подкралась к художнику на шестом десятке лет, когда он был на вершине славы и в расцвете сил. По фотографиям легко проследить наступление недуга и оценить разрушительную силу артрита: в 55 лет у Ренуара отчетливо видны опухшие суставы пальцев рук. Через пять лет артрит еще больше их "скручивает", но художник пока уверенно сжимает в руках трубку. Затем болезнь начала прогрессировать: в 62 года он уже с трудом удерживает сигарету. Вскоре у Ренуара возникли анкилоз правого плеча и частичная атрофия разгибающих сухожилий пальцев рук и запястий. Это ухудшило подвижность пальцев. Но несмотря на это художник создал еще более 400 живописных работ.



Ренуар предпочитал гимнастику для рук, разрабатывающую кисти и пальцы. "Он больше полагался на игры с мячом (бильбоке) и даже жонглировал кеглями каждое утро по 10 минут перед началом работы в мастерской", - писал об отце средний сын - Жан Ренуар. Художник полюбил играть в бильярд, так как это вынуждало его принимать всевозможные положения. После партии-другой он чувствовал облегчение.



На этом снимке видны изувеченные болезнью руки художника. Со временем заболевание захватило ступни. К 60 годам Ренуар ходил с тростью, в 68 лет мог передвигаться, лишь опираясь на две палки. А в 71 год с ним случился удар (скорее всего оттого, что артрит "продвинулся" до шейных отделов позвоночника). С этого времени художник оказался прикованным к инвалидной коляске. Но до последнего своего часа он рисовал...




http://e-grigoryeff.livejournal.com/23651.html

Анкилоз правого плеча приговорил Ренуара к работе над малыми полотнами, не превышающими размер 30х30 см. Чтобы писать картины большего формата, ему приходилось перемещать свое тело. Болезнь подвигла Ренуара на изобретение движущегося холста. Благодаря хитроумному приспособлению мир увидел шедевр "Прекрасные купальщицы".

Дом Ренуара в имении Коллет (Collettes). Купив имение 28 июня 1907 года, Ренуар сразу же занялся работами по строительству дома, по проекту ниццского архитектора Февра, куда смог переселиться уже осенью 1908 года. После смерти Ренуара в 1919 году имение Коллет перешло Клоду Ренуару, сыну художника. 5 апреля 1960 года город Кань-сюр-Мер при поддержке Генерального Совета Приморских Альп спас усадьбу от разрушения и выкупил дом Ренуара, чтобы превратить его в памятный музей, открытый 27 июля 1960 года. Мы не попали в музей Ренуара, он закрыт на реконструкцию. http://palamos.ru/showplace/?id=219





На вилле «Борисэлла» жил и умер русский художник Б. Д. Григорьев. В Кань-сюр-Мер я во многом приехала из-за желания увидеть "Борисэллу". Я надеялась, что там организован музей художника. Но никаких упоминаний о музее не было. В замке Гримальди народу было не много. Я заприметила невысокую, изящную женщину, которая по косвенным признакам была либо художником, либо искусствоведом. Я попыталась выяснить о "Борисэлле" у неё. Она, отозвавшись на мою просьбу, убежала к сведущим сотрудникам музея и через несколько минут принесла этот адрес: 9 Rue Hippolyte Guis.









































Мы осмотрели все экспонаты музея в замке Гримальди. Вооружившись картой, подаренной в замке незнакомкой, мы отправились на поиски БОРИСЭЛЛЫ.



Осенью 1989 г. в связи с 50-й годовщиной памяти Бориса Григорьева, Псковский музей-заповедник взял на себя почётный труд собрать разбросанные по музеям и частным собраниям Советского Союза работы художника на его первую в стране персональную выставку. На суд зрителей явилась яркая, неординарная творческая индивидуальность, чья судьба пришлась на разлом времен. Более 200 работ из 22 музеев и 15 частных собраний (к сожалению, не все работы, имеющиеся в Союзе, были представлены на выставке так долго ждавшего своего часа художника).



Выставка состоялась в Псковском музее-заповеднике при содействии председателя СФК академика Д. С. Лихачева. Экспозиция включала около двухсот живописных и графических произведений, а также книги, оформленные и иллюстрированные Борисом Григорьевым, а зачастую и с его статьями (ведь вторая «ипостась» Бориса Григорьева – литератор), работы, созданные, главным образом, в период до эмиграции.



Александр Бенуа в статье «Памяти Бориса Григорьева» приходил к грустному выводу, что, ввиду разносторонности интересов и разнообразия, хотя бы чисто стилистического, Григорьев более других заслуживает как можно более подробного и широкого рассмотрения, увы, невозможного из-за неисчислимых трудностей, что стали бы перед тем, кто решился на такое предприятие. Немало поколесившего, повидавшего мир Григорьева по-хорошему надо разыскивать в музеях Старого и Нового Света, а того пуще в частных коллекциях.



"Когда на выставке в Академии художеств в Ленинграде под гигантскими копиями с Рафаэля предстала на публичный суд серия его картиноподобных этюдов, окруживших главное произведение, названное "Расея", многих охватил одновременно с восторгом от явной талантливости и род ужаса. Перед эстетами, совершенно к тому времени отвыкшими вычитывать из картин какие-либо уроки и пророческие назидания, предстало подобие головы Горгоны", - такие мысли вызвали у А. Бенуа "страшные картины григорьевской Расеи". Оценка явной талантливости Григорьева была единодушной.



В 2011 году состоялись две персональные выставки Б.Д. Григорьева - в Русском музее в СПб и в Третьяковской галерее в Москве. Меня поразили противоположные мнения искусствоведов о замечательных работах художника.



На деньги, полученные от продажи работ, Григорьев приобрёл участок земли на Ривьере в местечке Кань и начал строительство своего дома - виллы "Бориселла". Предприятие оказалось разорительным. Чтобы поправить денежные обстоятельства, после проведения персональной выставки в Париже, Григорьев с семьей по приглашению чилийского правительства в июле 1928 г. уезжает в Сантьяго для преподавания в Академии художеств.



9 Rue Hippolyte Guis. Вот мы и дошли до БОРИСЭЛЛЫ. Но вилла закрыта, без признаков жизни. Как жаль! У меня чувство опустошения...




http://klauzura.ru/wp-content/uploads/2011/11/426px-Boris_Grigoriev_-_self-portrait.jpg “О, это лицо Григорьева! Сколько было в нём внутренней неусыпной встревоженности и в то же время сколько детскости и нежного напряжённого внимания <…> очаровательного, но и несуразного человека, в котором преданность к искусству доходила до фанатического обжигающего пламени…» (А.Бенуа)

Мы обходим БОРИСЭЛЛУ вокруг. Все окна и двери закрыты:






Мне очень жаль, что БОРИСЭЛЛА не стала музеем. Я не ожидала такого завершения. Борис Дмитриевич Григорьев (1886–1939) — блистательный художник, разносторонне одаренный, глубоко чувствующий и сострадающий, один из тех творцов, чей неповторимый мир притягивает, волнует нас ...


По Rue Hippolyte Guis спускаемся к автобусной остановке мимо Chapelle Notre Dame de la Protection (Часовни Богоматери защиты):



Вид, который открывается от Chapelle Notre Dame de la Protection на нижний Кань:



Здесь остановка на бесплатный автобус до нижнего Каня:

Tags: БОРИСЭЛЛА, Борис Григорьев, Кань-сюр-Мер, Лазурный Берег, Ренуар, Сюзи Солидор, замок Гримальди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments